***

                           Моему любимому мужу, Виталию Б.

Немного погодя - почувствую уют
На утренней заре - когда сверкает снег,
Немного не дойдя - отсутствуя и тут,
И там - сидеть с тобой, любимый человек,
В присутствии часов на старенькой софе,
Пить раскаленный чай, и кутаться в твой плед,
Смотря свой яркий сон - и думать о строфе,
В которой есть свеча, а спичек снова нет.
И думать о зиме, которая для нас
Уже открыла счет на карточке для снов -
В уюте наших душ - наш дом, наш тихий час,
За окнами - наш снег, а в комнате - любовь.
А в комнате сейчас - рулетка - взгляд на взгляд,
Рулетка - жизнь на жизнь, без гибели и зла,
Всегда - твой выигрыш - мой, мой - твой всегда заряд,
И ветка за окном - зимою расцвела.
И ветка за окном - моей души каприз -
И этот вечный снег, сверкающий во мне,
Я выгляну в окно, я посмотрю не вниз,
А в огненную синь у космоса на дне.
И сяду подле книг, и вытащу одну,
И пропою тебе, как хочется летать,
И мы услышим в ночь за окнами луну,
Проснемся оттого, что хочется читать,
Что хочется мечтать и плакать, ликовать,
Весенняя душа цветет и средь зимы,
Давай с тобой всегда среди ночей вставать,
Как делали всю жизнь с тобой, любимый, мы.




                ***
                                В.Б.
 
Перед дождем - травам
Дышится легче в полях,
Мы переждем, вправе,
Эти дожди, земля.
 
Мы переждем весна,
Чтобы найти льды,
Мы переждем розно,
вместе ли - как следы.
 
Было давно - стыло
Небо в ладонях дня,
Ветер летел с тыла,
Оборонял меня.
 
Это не песнь - звуки,
Капли дождей-дней.
Кончились тьмы муки,
Солнце на дне, грей.
 
 
Нет, не шаман в поле
Просит дождя, ждет.
дождь унесет боли
Легкий налет, лед.
 
И зацветут весны,
В сердце у нас май.
Больше нельзя розно,
Солнце впускай в рай.


Дрёма в Вечности

Ни ясности, ни явного безумия,
Ни света и не тьмы - в одном окне,
А за окном долина, взрыв Везувия
Иль сон во сне, луна - на самом дне
Колодца бесконечности, дыхания
Земли - мое - ее - в одно - в ночи,
Она живая, с ней - благоухание
Цветов искусства, солнце и ключи
От тайн, и родники, и родинки, и рифы,
И океаны, - вздохи и стихи,
Нет времени у вечности, халифа
Фигура, вазы, сабли, балдахин...
В ладони - ирис, лилия иль астра,
Иль лотос коптский - солнцем - над страной,
И пряности, и стопы Зароастры,
И тени, что проходят стороной,
Волной - под небесами, под парадом
Планет и вихрей, огненных страстей,
Вестей из рая, и тревог из ада,
В сплетении энергий, скоростей...
Все оживает, смешивает, вторит
Чему-то иль кому-то в дебрях сна,
И грезит мой столичный русский город
О том, что где-то рядом спит весна.

***
Мы в чашу, где пунш искрился
Вольем елей.
Сегодня в меня вселился
Влюбленный Лель.

Сегодня во мне играет
Его весна.
Господь же не покарает
За дерзость сна.

Надеюсь! а то так страшно:
Хоть сон и чист -
Я Лелем чуть бесшабашным
Была, флейтист

Во мне оказался смелый,
Весне хвалу
Поющий во сне всем телом
Всему селу.

В кудрях у меня ромашки
И василек.
Да, да, я была Наташкой.
Теперь мой слог

Меня превращает в Леля,
Пусть на денек.

А утром за чашкой чая,
Среди людей -
Представлю - меня встречает
Царь Берендей.

И глядя на мрак строений
Перед собой -
Подскажет: "Вот - мир сомнений.
О солнце пой!"



У времени в долгу

Еще немного - я у времени в долгу,

У безымянных перепутий, на крестах -

Сидят глашатаи его, как на цветах,

Цветные бабочки, - на солнечном лугу.



Я это видела - не раз - и в майский зной,

За речкой быстрою у подмосковных рощ,

Я это помнила всегда, пока живешь,-

Ты часто помнишь, все, что встретилось весной.


Мне время очень помогло - вернуть тот миг,

Мне время каждый раз давало стать иной,

И прежней, - узкою тропою напрямик...

Идущей лугом за черту весны земной.



И слыша сердцем, как плетется сон за мной.

2008

                             ***

Тяжко очень, когда за плечами повисла весна,
Она давит на спину и просит ее не бросать,
А в глазах уже просится лето со мною плясать,
Как же это возможно, когда не свободна спина.

Нет, не нужно мне лета, и ношу свою не сниму,
Пусть сидит хоть на шее, пусть давит на спину всегда,
Я весну в свое сердце навеки, как дочку приму,
И она никуда от меня не уйдет никогда.

***
Мне кажется - весна, как песенка по кругу,
Прошлась по городам родной моей страны.
И вот уже луна, как давняя подруга,
Читает по складам мои мечты и сны.
И вот уже любовь, как мать меня встречает,
Все та же, да свежей, нежней, еще нежней
Становится она, и сердце отвечает,
Тому же, все тому ж, все заново, вдвойне.
Сильнее пахнет ночь, светлее солнце утра,
Печальнее шелка души на плечи льнут.
И обнимает дочь, и сладко почему-то
Соленых вод вино от сахара минут.

                  Весеннее

Пахнет весной... и ночами так хочется в космос.
Звезды летят нам навстречу во сне до утра.
Что-то со мной... После зимнего сна так непросто
Встретиться с миром - как будто видались вчера.

Все же придется... Не спать... Эти запахи, звуки.
Голос вселенной, проспекты, и рельсы, сирень...
Сердце так бьется... Мечтать... И испытывать муки,
Вечные муки стремлений, проектов, процесса... И лень.

Вечно испытывать счастье, и кутаться в наши объятья,
Снова загадывать, как нам прожить эту жизнь.
Пить это небо, со страстью, и легкое платье
Прятать под курткой, как крылья - зовущие ввысь.

           Небо нашей любви

Куда-то делось небо, что мы делили в зиму,
На съемную квартиру - вносили на кровать.
И укрывались ночью, а утром покрывать
Мы отпускали мир наш, и небо было зримым.
И небо так скучало. А по весне пропало,
Пришло совсем другое - зовущее к себе.
И мы делили улиц под небом этим талый
Лед, ставший океаном любви в большой судьбе.


                        ***

Прошу, молю остановить весну...
Запечатлеть в мгновенье от начала.
Чтобы на смену ледяному сну
я в миг до пробуждения восстала.
Сомнамбулой освоив неба дно,
Я подготовиться успела к чуду.
Оно продлится миг лишь - все равно
Я этот миг, как вечность, помнить буду.
Чтобы потом просить остановить
Весну, не дать ей убежать мгновенно.
Есть миг, есть вечность у любви,
В одну секунду ставший нам вселенной.


                ***

И каждый мазок по коже
Гримера, чье имя Жизнь —
В том зеркале отразись,
В котором Твой Лик возможен.

И после, стирая грим,
Пред зеркалом тем — увижу,
Что небо поднялось выше,
Лицо стало молодым.


И снова ребенком взглянет
Мое отраженье на
Наш мир, где опять настанет
Божественный сон – весна.



                 ***

На эскизах души – сны
В ярких красках. Во мне живет
Столько разных людей. Смешны
Мои жизни. Что их ждет?

А наутро земной быт
Привлекает нас новизной.
Есть усадьбы, где май спит,
Пальцы статуй целует зной.


        ***

Маю руку сжимаю.
Искры-звуки сжигают.
Сердце. Ругаю
За разлуку с весной.
Брюкву-муку строгаю.
Песню-скуку слагаю.
Этой песне внимая,
Я людей обнимаю.
Звукам тесно вне мая.
Нет и песни вне мая.
Сушу море смывает.
Слушай, горе бывает
Лишь вне мая.
А я?



***

Акварелью своей расписал нам апрель:
Ту скамейку, качели, где пели, где ели,
Целовались, встречались немало недель,
Где бываем в минуты раздумий досель.

Про Париж, про амуров и вечные звезды
Говорили стихами, а думали прозой,
Забывали про время, про вечность, про сны
В бесконечность потоков ныряя весны.

Той, с проталиной возле подъезда, скворцами,
С тем, что кто-то впервые полюбит, как мы,
Что по-прежнему мы остаемся юнцами,
Поседевшими только от снега зимы.


                        ***

Я сажусь на качели, лечу под капели,
Словно джаз мне весна наиграла Москвой,
Ее звуки и трели, обманчивей хмеля,
Я взлетаю, как в песне той – над мостовой.

Здравствуй, Юра Гагарин, веселый ты парень,
В честь тебя назовем мы сыночка, клянусь.
Если только с качелей не рухнем мы парой,
Если только о Землю я не разобьюсь.

Впрочем, что говорить о плохом, об апреле
Пой, пляши, говори и пиши краской лет.
Мы с тобою любовь сохранили, сумели.
И за дочкою сын зашагает вослед.