Николай Антонов
ЗДЕСЬ РУССКИЙ ДУХ, КАК ПРЕЖДЕ, СВЕТЕЛ*

ЗАБРОШЕННЫЙ ХУТОР
То ль вечер, то ль утро.
Ни птиц, ни людей.
Заброшенный хутор
средь белых полей.

От края до края
гречиха в цвету,
как пасека рая.
как грёзы в аду.

Тропинка с просёлка.
Дырявый плетень.
Повыбила стёкла
война ли, метель?

Остались от дома
четыре стены
да кучка соломы,
как символ вины.

Дождь, время и ветер
не тронули лишь
траву да деревья,
да мёртвую тишь.

СКАЗКА ДОЧЕРИ
На праздник ледохода
мы с дочечкой пришли.
И вот стоим у входа
на островке земли.

Вокруг – болото снега,
а впереди – река.
И лёд похож на небо,
а снег на облака.

 «Мы, дочка, опоздали –
все льдины унесло –
сегодня нас не ждали:
мы спутали число».

А дочь: «Смотри-ка, папа!
Ты видишь или нет?
Не волчья разве лапа
оставила здесь след?

Иван-царевич, видно,
на Волке проскакал.
Алёнушку на льдине,
наверное, искал.

А вон – пеньки с корнями –
у самой у реки.
Они следят за нами,
они – лесовики.

Алёнушку пугали,
кричали на весь лес.
И топали ногами,
бежав наперерез.

А вон со льдины сонно
глядит на берега,
не думай, не ворона,
а бабушка Яга».

* * *
Жаль красоты непуганой, невинной –
недолог век невинной красоты,
беспомощной, доверчивой, наивной,
стыдящейся своей же чистоты.

Недолго ей такою оставаться –
порочный мир испачкает её
и станет ею скучно забавляться,
как куклой забавляется дитё.

Жаль девушку, томимую любовью,
боящуюся, ждущую любви:
она юна и не знакома с болью,
что вечно движет миром и людьми.

Жаль этих губ, не знавших поцелуя,
жаль этих глаз, не ведавших тоски.
А девушка… завидуя, ревнуя,
торопит время, сердцу вопреки.

* * *
Речка вернулась в старое русло,
но не вернулись года.
Возле плотины сыро и пусто,
схлынула в реку вода.

Голуби сбились в робкую стаю:
вскинутся, но не летят –
будто минувшую жизнь окликают,
чтоб возвратилась назад.

«Голуби, голуби! Что ж вы кричите?
Время не двинется вспять.
Видите, солнце застыло в зените
и покатилось опять.

Время не солнце, время не речка –
невозвратимо оно.
Время одно среди сущего вечно,
только ему всё равно,

речка ль вернулась в старое русло
или промчались года.
Катится речка, катится к устью.
Время – вода».

АРХАНГЕЛЬСКИЙ СОБОР
Когда ты вдруг с пути собьёшься,
с пути, где сердцем правит Бог,
и поневоле отзовёшься
на зов обманчивых дорог,

где меркнет свет, где звук грубеет,
где блёкнут краски бытия,
где алчней плоть, где дух слабее,
где жизнь твоя – как бы ничья,

где родина – всего лишь слово,
где всё всему наперекор,
приди тогда под сень былого,
приди в Архангельский собор.

Там прах царей и свят, и вечен.
Там слава выше, чем молва.
Там русский дух, как прежде, светел.
Там связь времён и дел жива.

Там в тишине под вечным сводом,
среди взыскующих гробов
услышишь праведное слово,
увидишь чистый свет Христов.

* * *
         Памяти Юрия Кузнецова
Горячий камень на Колдун-горе
сто лет вздыхает о богатыре.
Кто камень тот сумеет вниз столкнуть,
заветный к счастью разузнает путь.

Не раз к нему сходились силачи,
как к озеру стекаются ручьи.
Всяк брёвна поднимал, подковы гнул,
но камня даже и не шевельнул.

И воротился ко двору ни с чем.
А камень остывает между тем.
О, родина! О, русская земля!
Яви, яви, яви богатыря!


* * *

                       Памяти Ивана Ильина
Покоя в мире нет, но есть на свете счастье!
Изведал счастье я, и вы поверьте мне:
над ним ни человек, ни целый мир не властен,
ведь счастье сердца песнь  в безмолвной тишине.

Кто слышал эту песнь, будь свят он или грешен,
кто слышал эту песнь хотя б один лишь раз,
тому открылся мир, тот навсегда утешен,
без видимых причин тот вечно жизни рад.

*Подборка опубликована в журнале «Наш современник», №3, 2017 г.