27 марта, в день театра, в ЦДЛ прошёл большой творческий вечер «Музы России», в рамках которого состоялось открытие международного форума культуры «Музы на Русском Парнасе». Это новый проект организации выпускников Литературного института, в состав которой входят Клуб и международная Академия литературы, науки, искусств «Русский Слог», объединяющая деятелей из различных сфер науки и культуры. Соучредителями форума выступило Российское отделение Союза Евразийских художников (президент – Леонид Феодор, заслуженный художник России) и государственный музей-усадьба «Остафьево – «Русский Парнас». Проект поддержали как учреждения культуры – Культурный Центр академика Д.С.Лихачева, Музей русской Культуры, ряд литературных музеев, так и общественные организации: Творческое содружество «ТЕТРА-АРТ», Межприходское историко-краеведческое общество (МПИКО), сообщество «Писатели со всея Руси». Целью форума является объединение деятелей культуры разных стран во имя мира, продвижение творческих достижений в различных видах искусства, в задачи входит показать ведущую роль слова, лежащую в основе разных видов искусства, направленную на духовное совершенствование человека, сохранение культурного наследия, развития и взаимообогащения национальных культур на базе русского языка.

Некрасов Алексей Викторович

Член Московской областной организации Союза   писателей России, ветеран боевых действий, заслуженный сотрудник органов внутренних дел Кубани, дипломант конкурса “Золотое перо Руси"-2020, ведущий специалист-эксперт отделения культурно-просветительной работы ГУ МВД России по Краснодарскому краю

В НОМИНАЦИЮ: ПОЭЗИЯ


 

Ты со мной, мой верный друг

 

В час невзгод и бурь вокруг

Ты со мной, мой верный друг.

Сердце шепчет: "Тук-тук-тук,

Ты со мной, мой верный друг!"

Наша служба так длинна,

А в душе лишь ты одна,

И, пройдя сквозь сто разлук,

Ты со мной, мой верный друг.

Если стелет дождь версту,

Если ночью на посту,

Если бой идёт вокруг, -

Ты со мной, мой верный друг.

На опасном вираже

Образ твой храню в душе,

Заходя на новый круг.

Ты со мной, мой верный друг.

Твои губы и глаза

Заслоняют небеса,

Всё, что нужно мне вокруг:

Ты со мной, мой верный друг.

Всё свершится в свой черёд.

Будет солнце, будет лёд,

Будут дали далеки,

Будут новые звонки,

И умчатся поезда,

Но останется всегда

Словно клятвы  в сердце звук:

Ты со мной, мой верный друг.

                           А.В. Некрасов

29.02.2020

 Заявка на участие в Международном конкурсе «Музы на русском Парнасе»

 

Номинация - Злата «Мал золотник, да дорог» Прозаические миниатюры

 

 

Петренко Александр Викторович

(Литературный псевдоним - Александр Ралот)

 

06.10.1954 г.р.

Пенсионер

Член Союза писателей России

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Гражданство -Российская Федерация

 


 

 

Отец Анжелики

 

 

(на основе реальных событий)

 

 

1920 год. Севастополь

 

 

Всеволод пристально смотрел на бушующее море. — Действительно. Оно чёрное. Как нынешняя жизнь. Я здесь, а отец во Франции.- Пронеслось у него в голове. - Просился в армию. Не взяли. Да по сути нет уже никакой армии. Бегут. И господа офицеры в первую очередь. Есть нечего. Лавки закрыты. Деньги обесценились. На рынках гуляет ветер. - Семнадцатилетний юноша закрыл глаза. На миг вспомнил недалёкое детство. Шумный бухарский базар. - Там за морем, в Стамбуле, наверное такой же. Бесконечно большой и вкусный.

Порыв ветра сорвал с головы кепку. Нахально выдернув его из грёз и размышлений. Вернул на грешную крымскую землю. — А это знак свыше! Решено. Уеду. Пока не знаю как. Наверное, легче всего попросить кого-нибудь из знакомых записать меня членом семьи военного, из войска барона Врангеля. Ведь даже этот мир — не без добрых людей. Только бы попасть на корабль. А там отработаю, отслужу. Где наша не пропадала.

Очередная волна с грохотом налетела на утёс, подтверждая правильность принятого решения.

 

 

Три года спустя

 

 

— Что ни говори, а это чертовски приятно, когда тебя (может искренне, а скорее с завистью!) поздравляют с тем, что ты сегодня стал самым молодым доктором наук Франции! А впереди интересная работа, в качестве горного инженера. Правда не здесь, в старушке Европе, а за горами, за морями, в Индокитае, Тибете, Китае. Но ведь, по заданию фирмы и даже самого французского правительства!

— Всеволод Сергеевич, я зову, зову, а вы там, далеко. Ушли в себя и не желаете возвращаться.- Чиновник, со знаком ордена почётного легиона, в петлице, бесцеремонно взял молодого учёного за руку и увлёк за собой.

— Нам известно, что у вас великолепная способность к языкам. Сколькими овладели?

— Семь или восемь. В основном Юго-Восточных. Вьетнамский, Камбоджийский. Китайский и лаосский только осваиваю.

— Мой совет. Возьмитесь за африканские диалекты.

— Но меня командируют в другую сторону.

— Видите ли, ведомство, которое я имею честь здесь представлять, интересует чёрный континент. И ему важно что бы где-нибудь, скажем, в саванне или в джунглях работал наш, доверенный геолог-разведчик, или наоборот. Не будем придираться к словам.

 

 

1947 год. Париж

 

 

Монжуэль Дантерн* кусала пухлые губки. Главное ничего не забыть. Что-нибудь упущу, не положу и всё. Пиши, пропало. В Конго обыденная вещица — дефицит.

— Всё таки едешь. Вот неугомонная. Там же малярия, змеи, хищники. — Вместо приветствия выпалила подруга, без стука влетевшая в квартиру.

— Позволь заметить, что семь лет назад, когда наша страна была оккупирована фашистами, я на велосипеде прямо из-под носа гестапо вывезла документы подпольщиков. Меня обыскивали. Обошлось. И каких змей или мух це-це после пережитого бояться? На, читай. - Манжуэль протянула подруге листок бумаги.- Коллега по перу милостиво подарил идею сенсационных репортажей.

— Всеволод Сергеевич. Русский. Управляющий цементным и кожевенным заводами, а также работой золотого прииска. - Подруга округлила глаза. — В таком случае он богат, как Крез **. Смотри не влюбись. С тебя станется.

— На этот счёт можешь быть спокойна. Я только родилась, когда он закончил, между прочим с отличием, Высшую химическую школу. Знает одиннадцать языков и ещё он магистр в области аж восьми наук! Вожди местных племён прозвали его "Белый волшебник". Согласись, подходящий персонаж для независимого репортёра по имени Монжуэль Дантерн.

 

 

 Французское Конго. Пуант-Нуар

 

 

Спустя десять лет, в одной из книг она описала свои чувства от первой встречи с ним. — Некрасивый. Старый и лысый.

***

День сменялся новым днём. И репортёр всё больше подпадала под обаяние его уверенного и спокойного голоса. Девушка неожиданно поняла, что не хочет расставаться с Всеволодом.

Она француженка, католичка, он — русский эмигрант, православный! Но разве этот факт в состоянии помешать двум любящим? Всего лишь помеха на пути к законному браку.

Поженились год спустя. Перед алтарём дали клятву до конца жизни быть верны друг другу. (Забегая вперёд скажу, что они её сдержали! С честью!)

 

 

1950 год

 

 

— Дорогая мне бы не хотелось сообщать плохие новости, но увы, придётся.

— Всеволод. Ты же знаешь. Я помогала нашему Де Голлю. Чем же меня можно испугать?

— Как раз этим.

— Не поняла? Поясни.

— Дело в том, что с началом войны я отказался работать на правительство Виши и как мог, помогал генералу.

— И в чём проблема?

— В том, что я, перед войной, взял кредит на развитие собственного бизнеса.

— Ну так, с божьей помощью погасим, помаленьку. Какие наши годы?

— Увы. Во-первых, банк перестал со мной общаться, после того, как я примкнул к Сопротивлению.

— Но мы ведь победили. Следовательно, неподсудны.

— Дорогая это не так. В Конго возвращается крупный бизнес. И уже дали понять, что все мои заводики и складики будут сметены или попросту вытеснены из Африки. Работать нам здесь больше не дадут. Пытался продать имущество. И погасить кредит, что бы уехать честно, без долгов. Увы. Никто, ничего не покупает. Выжидают, чтобы потом даром досталось. В добавок фирма, для которой я не один год делал геологические изыскания, отказывается выплатить мне причитающийся гонорар.

— Хочешь совет. Найди людей готовых дать денег, под залог бетономешалок, шахт и транспортёров. И мы начнём всё сначала, но не здесь, а во Франции.

— Я с тобой согласен. Иного выхода, скорее всего, не существует. Но полмиллиона франков ни за что не выручить. А банк долг не простит, это как пить дать.

— Знаешь, что. Давай напишем президенту, Жулю Коти. Ты, я и наш маленький сын, несмотря на то, что живём далеко, всё же граждане этой великой страны.

И ещё. Пошли письмо в посольство Советского Союза. В конце концов ты же русский. И не сделал им ничего плохого. И как мог, сражался, в годы войны с общим врагом. Вдруг разрешат вернуться на историческую Родину. Там, уж точно, ни один французский банк не достанет.

 

 

 

1952 год

Супруга нежно обняла Всеволода Сергеевича за плечи. — Ну, что у нас на этот раз плохого?

Тот молча протянул листок бумаги с печатью и размашистой подписью.

«Имею честь сообщить, что упомянутого в вашем запросе счёта в банке, куда якобы должны были переводить причитающиеся дивиденды за работу в экваториальной Африке никто не открывал. С уважением управляющий...»

Женщина окинула взглядом снимаемую под самым чердаком маленькую комнату и молвила. — Но ведь у нас имеется небольшой, но стабильный доход от моих статей. К тому же издательство обещало выплатить аванс за книгу, которую мы написали. Не велики деньги, но на аренду жилья должно хватить.

Супруг погладил жену по руке. — Знаешь, я тут пытался найти работу в ближайшей библиотеке. И на глаза попались архивы семнадцатого века.

— И мы их переведём на современный, французский. После чего издадим огромным тиражом? Думаешь, эта затея будет иметь коммерческий успех? -Съязвила женщина.

— Нет. Мы напишем историко-приключенческо -любовный роман. Только надо придумать запоминающиеся псевдонимы.

***

Не один вечер супруги спорили каким должно быть произведение. И через некоторое время Всеволод Сергеевич привёз в редакцию рукопись двух книг, об удивительных приключениях красавицы Анжелики.

Предполагалась, что книга будет одна. Но издатель потребовал разделить на две части.

На обложке указали авторство двух человек. Анн и Серж Голон. (Сокращение от фамилии Голубинов!) Предполагалось, что там будет стоять псевдоним только Сержа, но Всеволод настоял на исключительном авторстве супруги. Издатель в такой мелочи автору уступил и узаконил имена двух писателей.

 

***

«Анжелика» имела оглушительный успех. В печать незамедлительно отправился следующий роман, а семейная пара Голубиновых уже работала над третьей книгой. Вскорости финансовые проблемы остались позади. Чета писателей — соавторов перебралась в собственный дом и параллельно с творчеством занялась воспитанием четверых детей.

 

 

21 октября 1955 года

 

 

«Справка-отказ от Комитета Государственной безопасности СССР. В президиум Верховного Совета СССР.

Учитывая что Всеволод Сергеевич Голубинов и его супруга ничем не связаны с Советским Союзом комитет считает нецелесообразным предоставлять им советское гражданство»

***

Годы спустя французский президент всё же соизволил с письмом Всеволода Сергеевича ознакомиться! После чего поручил компетентным органом разобраться с кредитом инженера.

 Спустя некоторое время банк уведомил секретариат президента.

«Учитывая заслуги перед республикой, а так же за давностью лет, кредит взятый Голубиновым признаётся погашенным!  Претензии к нему признаны необоснованными и полностью аннулированы! Деньги от реализации принадлежащего мсье имущества, в республике Конго, перечислены на указанный владельцем счёт!»

------------------------------------------------------------------

 

* Монжуэль Дантерн — литературный псевдоним Симоны Шанжё

** — Крёз — последний царь Лидии, правивший в 560—546 гг. до н. э. Считается, что Крёз одним из первых начал чеканить монету, установив стандарт чистоты металла.

------------------

2020 год

 Заявка на участие в Международном конкурсе «Музы на русском Парнасе»

 

Номинация - Урания «Очерки о людях искусства»

 

Петренко Александр Викторович

(Литературный псевдоним -Александр Ралот)

 

06.10.1954 г.р.

Пенсионер

Член Союза писателей России

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Гражданство -Российская Федерация


 

 

Загадка мемориальной доски

 

Краснодар. Зима 2021 год

 

— Дед. Не притворяйся, что спишь. Знаю, ты меня слышишь. — Неугомонное десятилетнее создание, по имени Тимофей и по должности — внук, бесцеремонно лишило укрытия. То бишь, скрывающей моё лицо, газеты «Кубанские вечера».

— Читать надо сидя, а не лёжа. Глаза испортишь. И вообще, пора уже переходить на электронный вариант. — Тимоха протянул планшет. — Тут и газеты и фотографии и всё чего душа пожелает. Кстати, почему фотку этого дома, с непонятной мемориальной доской, на фасаде, ты пометил флажком, как важную?

— Потому, что она установлена на доме, построенном через двадцать один год после смерти Тропинина — сонно отвечаю я, осознавая, что с любимой мною, дневной дремотой, на сегодня покончено.

Тимоха с минуту чесал затылок, а потом выпалил — И чего? И кто такой Тропинин? Строитель домов, что-ли?

— Крепостной — буркнул я. - Пытаясь окончательно переместится из царства Морфея* в непривычный для Краснодара, снежный и морозный полдень.

— Дед. Совсем запутал. Где это видано, чтобы крепостным мемориальные таблички устанавливали? Тогда бы у нас, на каждой хате, по доске прибито было.

— Академикам положено. - Протирая очки, всё ещё сонно отвечаю я.

***

Поднявшись и заставив тело, смириться с судьбой, и сделать несколько физкультурных упражнений, я ждал очередного шквала вопросов от неугомонного потомка. Но их не последовало.

Внук сорвался с места и исчез. Было слышно, как в соседней комнате, он сопит и переставляя стул пытается достать книгу с верхней полки нашей ГДРовской стенки.

— Его работа? — Тимоха протягивает раскрытый толстенный фолиант с репродукцией портрета Пушкина.

— Да. Он за свою жизнь написал их около трёх тысяч, сохранив для потомков лица московской знати, купцов и интеллигентов. Считался лучшим портретистом страны.

— Крепостной? - Руки Тимофея опять потянулись к давно не стриженной шевелюре (Коронавирус. Будь неладен. Парикмахерские, на радость внука, закрыты)

— Дед, я же твой родственник? Близкий?

— Допустим? А это к чему?

— Значит ты, как и я, шоколад любишь. Тайно, конечно, чтобы бабушка не заругала.

— Тимофей, не чеши правой рукой левое ухо. О художнике говорим. Любил ли он шоколад, не знаю. Судя по автопортрету, употреблял.

— Тогда заключаем the agreement или по-русски — соглашение. Я тебе пол шоколадки из новогоднего подарка, а ты рассказываешь, что знаешь, про этого Тропинина. Идёт?

 

 

19 марта 1776 года. Село Карпово. Новгородской губернии

 

 

— То, что ребёночек, мужеского пола народился, это прекрсно. — Андрей Иванович Тропинин нежно погладил супругу. - Барин наш, Карпово, в качестве приданого к дочке отписывает военачальнику Моркову.

— Ой. Женщина встрепенулась и заплакала.

— Да не убивайся так. Дурёха. Что бог не делает, всё к лучшему. Запамятовала что ль? Прежний хозяин граф Миних за исправную службу мужу твому даровал вольную. По всему выходит, что новый барин старостой назначит, коль я никуда не уезжаю, а при здеся остаюсь. А там гляди, ежели нареканий не будет, то и управляющим поставит. Заживём тогда! Бог даст, малышу нашему, образование исхлопочим. Вольную на тебя и на него получим!

 

 

1798 год

 

 

Генерал-лейтенант Ираклий Иванович Морков, морщился рассматривая рисунки выполненные сыном управляющего. — Копии лубков, гравюр. Фи?

— А вот ещё, извольте полюбопытствовать? — Андрей Иванович протянул барину расписунки предметов обихода, для вышивок нитками или бисером. — Ему бы в город, да учиться на художника.

— Толку не будет! Вот мой ответ. Но ежели образование желаешь сыну дать. Из уважения к тебе оплачу. Пусть едет Петербург и учится.... На кондитера. В имении такой мастер завсегда сгодится. Отпишу письмецу графу Завадоскому, что бы приютил. Чай отрок много места не займёт.

 

 

***

 

 

Юноша нерегулярно, но всё же брал уроки у художника обучающего сына Завадского.

Однажды рисунки молодого Василия Тропинина попались на глаза двоюродному брату Моркова. И тот, не мешкая, начал хлопотать за юное дарование.

***

Судьба крепостного кондитера изменилась. Начал посещать уроки в столичной Академии художеств. Правда, как вольнослушатель. Рисунки его были признаны успешными. А по сему отныне разрешили посещать занятия до самого окончания курсов.

 

 

 

 

Кабинет Генерала Моркова

 

 

— Опять с ходотайством за сына.- Ираклий Иванович топнул ногой. — Андрей Иванович я тебя уважаю, как управляющего, но это не основание давать вольную отпрыску! Пусть возвращается сюда. Так уж и быть, позволю ему служить домашним живописцем. Согласись это занятие много лучше, чем землепашество.

— Но ведь сам профессор Московского университета отмечает способности и просит...

— Сказал нет! Значит нет! Иных дел у тебя, что ли не имеется? Ступай отсель. Пока не рассерчал окончательно!

 

 

Подолье имение Кукавка

 

 

По возвращении Василию Андреевичу поручили исполнять обязанности повара-кондитера и личного лакея графа одновременно. Художник пал духом. Молодому человеку претило и одно и другое занятие. А по сему с радостью принял известие о назначении его руководителем работ по восстановлению старой церкви в далёкой Малороссии. Отныне мог по собственному усмотрению распоряжаться временем.

***

Художник женился. Венчание проходило в реконструированной церкви. Супруга, Аннушка, из местных, вольная селянка. Однако по законам тогдашней Российской Империи Выйдя замуж за крепостного, получала статус мужа и становилась, как и он — крепостной! Морков, с большим удовольствием, внёс новоиспечённую холопку в ревизские сказки***.

***

 Работы Тропинина пользовались всё большей популярностью. Узнав об этом барин никаких козней не строил. Наоборот ему льстило, что холоп стал известной личностью.

 

 

1807 год. Москва

 

 

Чета Тропининых вслед за хозяином и его семейством перебралась во вторую столицу. Заказов на портреты становилось больше, но статус художника оставался прежним.

***

В этот день генерал давал обед в честь именитого француза, посетившего Москву.

Василия Андреевича бесцеремонно оторвали от работы — написания семейного портрета. Велели лично прислуживать именитому гостю.

За ужином вместо умиления увиденным, француз неожиданно рассыпался в комплиментах к лакею. К немалому удивлению хозяев, поднялся и предложил слуге стул.

***

— После этого случая друг семьи генерала, опять завёл разговор о вольной для художника.

— Право слово, перед просвещённой Европой неудобно. Известный человек и всё ещё крепостной.

— И не проси. Возможно в будущем. Но не сейчас. А чтобы французы головой не качали, я Тропинина сей же час освобождаю от обязанностей прислуживания за столом. Пусть сидит в каморке. Малюет портреты. Знатным людям, да и нам с тобой, на радость.

 

 

1812 год. Село Шальвиевка. Усадьба Моркова в четырех верстах от Кукавки

 

 

Граф с трудом разомкнул веки. — Эй, кто там брякает, ни свет не заря? Вот велю выпороть, на конюшне! - Хотел ещё крикнуть в распахнутое окно, но осёкся, ибо тишину украинского утра нарушали заливавшиеся под дугой упряжки колокольчики фельдъегерской службы.

— Не извольте серчать барин — донеслось со двора. — Аж с Петербурга, без продуху, скачем. Письмо государево велено доставить. Сургучной печатью самого Александра первого скреплено! Извольте получить и расписаться, туточки.

***

Приказ. — Прогнав окончательно сон, прочитал генерал.

«Согласно, выбора дворянства назначаю Моркова Ираклия Ивановича начальником московского ополчения... Надлежит незамедлительно прибыть к месту несения службы!»

***

— Василий — барин смотрел на крепостного, как на солдата — рекрута****, которому предстоит отправляться на вражеский редут и умереть героем. — Император изволил назначить твоего господина руководить Московским ополчением. Отбываю немедля. На тебя же оставляю всё! — Морков развёл руки в стороны. — Более такое поручить мне не кому. Доверяю всецело. А по сему, без промедлений, изволь, годами нажитое, погрузить в обозы и следовать прямиком в белокаменную. Доставь пожитки в целости туда, куда укажу при нашей новой встрече. Да уберёт путь долгий от лихих людей и тем паче от встречи с врагом. - В глазах хозяина блеснули предательские слезинки и он не попрощавшись покинул кабинет.

 

 

1813 год

 

 

В древней столице жизнь восстанавливалась. Возвращались беженцы. За ними из дальних стран потянулись и ополченцы. Отстроили после пожара барский дом. Граф призвал сюда семейство Тропининых. Художник, с соизволения хозяина, вновь занялся живописью. В барском доме у него даже появилась мастерская. В ней он писал портреты хозяев, родственников семьи и дворян. Последние, следуя модному веянию, создавали в отстроенных заново домах галереи. Дабы побыстрее забыть о полотнах исчезнувших в московском пожаре. За именитыми людьми в мастерскую потянулись и купцы. Заказы сыпались, как из рога изобилия. Приезжали из ближних и дальних городов.

Столица российской империи. Мастерская Карла Брюллова.

У двери настойчиво зазвенел колокольчик. Знаменитый художник, с явной неохотой отложил палитру и кисти. Кинул взгляд на прерванную работу. Посмотрел на часы, затем в тетрадь, с текущими записями. На это время никому, на предмет позирования, назначено не было.

Бросил стоящему поодаль ученику. — Ступай, отопри. И поинтересуйся сразу же. Ежели из Москвы и изволят портрет закатать, молви, что это не ко мне! Пущай поспешают назад. В белокаменной превосходнейший портретист проживает. Посылай, невзирая на мундиры и звания к Тропинину. К Василию Андреевичу. И вели поклон от меня передавать!

 

Английском клуб**

 

 

Случилось так, что граф крупно проигрался в карты. Сей же час погасить долг не смог. На помощь пришёл, некто, по фамилии Дмитриев.

— Любезный Ираклий Иванович позволю себе предложить сделку. Вы тут же, не вставая из-за стола подпишите вольную придворному художнику, а я незамедлительно погашаю образовавшийся долг.

Граф категорически отказался. Отпустить гения было выше его сил. От позорного изгнания из клуба выручи друзья. Дали денег.

 

 

1823 год. Пасхальные праздники

 

 

За спиной генерала шушукались. — Портретисту сорок семь лет! А он всё ещё крепостной, это нонсенс. Наполеона более десяти лет назад победили. Европу освободили, а у себя дома подобное терпим! Давайте ежедневно будем высказывать Моркову недовольство!

Не раз хлопотал за Тропинина коллекционер — Павел Петрович Свиньин. Морков обещал подумать. Однако раз за разом откладывал подписание вольной бумаги.

Человеческие качества и талант крепостного ценил высоко. Расставание с ним расценивал почти как смерть родственника.

 Однако же, скрепя сердцем, и в качестве пасхального подарка, подписал. Но только лично ему.

Жена и сын Арсений оставались в крепостной зависимости ещё долгих пять лет.

***

В сентябре за представленные в Академию живописные работы: "портрет Скотникова", картины "Кружевница» и «Старик-нищий», — портретисту было присвоено звание "Назначенного в академики»*****

 

Краснодар. Зима 2021 год

 

Молча сидевший Тимоха вскочил. — А с домом то, что приключилось? Почему мемориальная доска, появилась не в те годы, когда там жил художник?

— Через некоторое время знаменитому портретисту присвоили звания академика. Гений отказался от официальных постов и поселился в квартире с мастерской на углу улиц Ленивки и Волхонки. В этот дом зимой 1826 года приходил позировать Александр Сергеевич Пушкин.

— Но табличка? — Не унимался внук.

Я вернул планшет. — Гугл в помощь. Поищи ответ сам.

— Ну. Не хочу. Лучше ты.

— Нет, дорогой. Учись самостоятельно отыскивать информацию.

— Ты же знаешь ответ и не..

— Потому, что, как утверждает герой одной популярной телепередачи. — «Это уже совсем другая история».

-------------------------------

* — Морфей— бог добрых (пророческих, или лживых) сновидений в греческой мифологии. Его отцом является Гипнос — бог сна и сновидений. По одной из версий, его матерью была Аглая, дочь Зевса и Эвриномы (Википедия)

** — Английский клуб. — Славился своей кухней, основным развлечением были картёжные игры. Согласно, правил клуба — карточный долг должен был быть погашен в кратчайший срок, вне зависимости от титула должника и занимаемого им положения в обществе.

***

— Ревизские сказки — документы, отражающие результаты проведения подушных переписей (ревизий) податного населения Российской империи в XVIII — 1-й половине XIX веков, проводившихся с целью налогообложения.

****

— Рекрут — Рекрут (от фр. récruter — набирать войско) — лицо, принятое на военную службу по рекрутской (воинской) повинности (Википедия)

*****

— Императорская Академия художеств — высшее учебное заведение в области изобразительных искусств в Российской империи, существовавшее в период с 1757 до его упразднения в 1918 году правительством Российской советской Республики (Википедия)

******

— Вставить пять копеек — Это выражение жаргонное, но именно оно и объясняет смысл выражения — Внести скромный вклад в общее дело. (Википедия)

2021 год.